Top.Mail.Ru

Последний гон. В память о Подымае.

Порыв ноябрьского ветра сорвал последний лист с куста боярышника, росшего на участке рядом с уютным вольером русского выжлеца Подымая. Он вышел из теплой будки, потянулся и радостно завилял гоном! На секунду замер, насторожился. Нет сомнений — это именно тот самый долгожданный, хорошо знакомый ему звук дизельного мотора. Света приехала! А она просто так не приезжала. Это значит, что закончился сезон с легавыми собаками и наконец настал черед его — русского гончака!

Ура! Мы едем гонять!

Так сложилось, что привезенный из Вологды выжлец уже будучи взрослым, не вписался в планы предполагаемого хозяина. И не имея своих гончих, но обожая охоту с ними, я стала в сезон брать Подымая. Сначала он не сильно порадовал меня своими способностями. Хотя и поднимал зайца, но быстро его терял и виновато поскуливая терся потом остаток дня у ног.

«На осину!» — хором заявляли опытные гончатники — "Проку не будет уже с него."

Я не отступила и стала ходить в лес с Подымаем — наганивать и просто тренировать собаку. От долгого безделья и сидения в вольере мышцы были у него не развиты и подушечки лап, как у щенка - мягкие. Он быстро набивал их, а после ходил, как инвалид. Но уже после двух недельных тренировок Подымаша все-таки стал гонять! И как погнал! Голос не отличался особой музыкальностью, но доносчивость была изумительная. И вот наконец был добыт первый заяц. 

Радости не было предела. А у выжлеца, как щелкнуло в голове — вот он смысл жизни!

Подымай набирался опыта, демонстрировал глубокий полаз, вязкость и старательность.

Цепляя ночной след, не быстро и вдумчиво распутывал хитрые скидки и двойки косого. И уж если зацепил следок, то без подъема точно не останешься. Вот ведь, как кличка собаки срослась с его рабочими качествами.

За 4 года мы стали с Подымаем хорошими приятелями. Он любил меня, а я его. Мы давали друг другу именно то, без чего оба не могли существовать. А из-за покладистого характера был Подымай у самого моего сердца...

Год тот выдался урожайным на зайца. И зима баловала частыми порошами, отсутствием сильных морозов и снежных заносов.

И в это утро вечерний снежок выдал все заячьи планы. Подъем был быстрый и яркий. Но заяц даже и не думал идти на предполагаемые лазы. Втопил практически по прямой два километра, перескочил речку и наконец начал ходить как положено. Мы поспешили на очевидный заячий круг, планируя встать на его ход. Но не тут-то было. Косой снова оторвался и пошел через болото по прямой еще три километра. Мы бежали по дороге вдоль гона, который шел параллельно в километре от нее. Я смотрела следы, переходы — нет ли волчьих и успокаивала сама себя, не перевидав ни старых ни свежих следов хищников. Ведь заяц утянул из безопасного леса в самый волчий угол.

А Подымай без сколов и перемолчек все гнал зайца по прямой. И вот гон стал явно приближаться к дороге! Навигатор уже показал 600 метров. И вдруг я услышала то, что леденит душу любого гончатника. Душераздирающий вопль Подымая. А потом еще и еще. Бегом, стреляя на ходу мы побежали к точке, где фраза «собака в стойке» на навигаторе рвала сердце и гасила надежду...  Следы — огромные... Да, это они. Попал в засаду мой пес... И вот дошли до места, где, испугавшись выстрелов, бросили еще живого Подымашу серые. Это было страшное зрелище. Но решение добить изуродованное тело выжлеца быстро сменило другое. Он пришел в сознание, завилял хвостом и посмотрел на меня глазами, полными боли... Спасать! Может не так и досталось ему. Кости целы, рваных ран нет. Соорудили носилки, перевязали огромную гематому на животе, положили снег по повязку. Он стонал, но держался.

Уазик не смог пробиться к дороге. Теряя драгоценное время, пса тащили на носилках, потом на санях. Кругом были волчьи следы... Уже совсем стемнело, пока добежали до уазика. Помчались в ближайшую районную клинику. Операционная была уже готова. Нас ждали. Положили на стол Подымашу. И сердце выжлеца остановилось.

Заканчивался сезон охоты. Подрастали щенки от Подымая, выжловка Поля и выжлец Пылай...

«Ты так и охоту забросишь» — сетовал мой друг егерь Леонид. Понимал меня — сам не раз терял собак. 

«Хватит горевать — давай, приезжай. Новость хорошая. Поля впервые отдала голос по зайцу.»

Подымаю уже было 11 лет в тот роковой день. Для меня он погиб, как герой. Мой герой. Навсегда в моем сердце...

Рейтинг истории17 оценок
Галина КуликоваЗаходил около 1 года назад
почти 2 года назад

Спасибо Светлана за отличный рассказ!!! Подымай отличный охотник и оставил за себя отличное поголовье!!!! Которое не раз еще вас порадует!!!

Михаил ЕсеновскийЗаходил около 1 года назад
больше 1 года назад

Тяжело, очень тяжело! Светлана, еще раз соболезную. Но появилась новая жизнь у Вас! Удачи в воспитании!

Александра БорцоваЗаходил 9 месяцев назад
9 месяцев назад

Читаю и плачу((((((. Жалко пса...

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
icon

Авторизуйтесь чтобы оценить историю.