Top.Mail.Ru

Подвиг Петровича или Руки-крюки

Дождавшись, пока продавец рыболовного магазина обслужит предыдущего клиента и наконец-то обратит на меня внимание, я встретился с ней взглядом и попросил три упаковки червей. Завтра предстояла рыбалка, и этих запасов на троих рыболовов должно было вполне хватить.

Чтобы успеть занять на берегу удобное место, выдвинуться в дорогу мы решили в половине четвертого утра. Вечером, когда был укомплектован всем необходимым наш походный рюкзак и сварена для прикормки пшенная каша, мы с Настей вспомнили, что еще не пересадили червей из тех прозрачных и тесных коробочек, в которых они продавались, в более просторную тару.

Открыли первую коробочку, и сразу с удовольствием отметили, что в этот раз продавцы не поскупились: положили в упаковку с полсотни красных и вертких навозников, правда, все они были мелкими до неприличия.

Но, когда пересыпали содержимое коробки в пластиковое ведерко с продырявленной крышкой, то увидели, что среди лилипутов каким-то образом затесался настоящий Гулливер - толстый и длинный, сантиметров 15 в длину, темно-сизый червь одним своим видом внушал к себе уважение и дарил нам надежду на баснословный улов.

Причем в остальных двух коробках оказались всё те же мелкие черви, а вот такой гигант был всего один. Не берусь объяснить, по какой причине, но мы почему-то сразу решили дать имя этому огромному червяку, и нарекли его Анатолием. Но, подумав, что без отчества Анатолию быть не солидно, стали уважительно величать нашего червя Анатолием Петровичем.

Забыл сказать важную вещь: весной у нас выпало очень много удачных карасиных рыбалок. Причем удачных настолько, что от карасей нас уже мутило в прямом и переносном смысле. Даже Лёхе, который только недавно взял в руки удочку после 15-летнего перерыва, и первое время радовался каждой карасиной поклевке, эти серебристые увальни успели надоесть.

Мы искали в рыбалке хоть какого-то разнообразия, а потому, узнав от знакомого, что на одном участке Волги на донные снасти вперемежку с карасями попадаются нехилые сазаны до трех-четырех килограммов весом, решили отправиться именно туда.

Место это довольно известное и многими рыболовами часто посещаемое. А потому в выходной день найти здесь свободный и удобный для рыбалки участок берега бывает непросто. Однажды мы с Настей опоздали немного, и нам достался грязный и топкий пятачок, на котором никто из рыболовов ловить не рискнул. В итоге я вдоволь выкупался в грязи, принимая в подсачек и опуская в садок пойманную рыбу… Но в этот раз нам повезло гораздо больше, и наша машина на высоком яру оказалась первым прибывшим автотранспортом. Поэтому мы не спеша спустились по крутой тропинке и заняли самое «козырное» место: с твердым берегом и без растущих в воде кустов и камышей. Но уже через десять минут по той же крутой тропинке массово повалили конкуренты, расходясь в разные стороны. И мы поняли, что не зря просыпались в такую рань и спешили приехать первыми!

Как водится, размотали снасти, замесили прикормку, отправили в воду по десятку набитых кашей фидерных кормушек, и начали ловить. Поклевки себя долго ждать не заставили, но на аппетитно шевелящиеся пучки навозных червей попадались лишь все те же надоевшие караси, хотя и довольно крупные – до 700 граммов и больше.

Первое время такой улов нас даже радовал, но недолго, ведь ехали мы за сазаном, которого, увы, пока не было.

Интересно, что прибывавшие рыбаки все как один твердили о поимках сазанов накануне, но говорили, что их активность начинается немного позже – где-то с девяти часов утра. Поэтому мы терпеливо ждали назначенного «часа икс», методично вылавливая и отправляя в садок карасей.

И вот подошло назначенное время! Мы это поняли по тому, что у одного нашего соседа, ловившего слева, сазан завел в камыш и оборвал снасть. А другой после долгой борьбы, отборно матерясь на всю округу, все же выдрал из прибрежной растительности сазанчика килограмма на два. После такого мы совсем перестали обращать внимание на мелкий дождь, который поливал нас всё утро, и всякий раз с замиранием сердца следили за дрожанием фидерных вершинок, надеясь угадать сазанью поклевку. Но, увы – после подсечки тупой тяжестью на том конце снасти обозначал себя очередной карась.

А тут сосед, который уже обрыбился сазаном, снова затянув на весь берег свою матерную тираду, с явным усилием подтаскивал к берегу еще одного упористого и несговорчивого соперника. Сазану удалось запутаться в траве, но и тащивший его рыболов не хотел так легко сдаваться: он залез в воду и все же выволок сазана вместе с пучком камыша, служившим рыбе укрытием и последней надеждой на спасение.

Нужно было срочно что-то предпринимать! Настя открыла банку с червями, и тут увидела мясистый хвостик забытого нами Анатолия Петровича, высунувшегося из норки. Ради нашей встречи с сазаном ему предстояло совершить сегодня жертвенный подвиг!..

Поняв, в чем дело, Анатолий Петрович попытался скрыться в норке, но Настины пальцы оказались более проворными. Целиком на крючок этот огромный червяк не поместился, и пришлось разделить его на две половинки. Увы, первому большому куску порадовался лишь рот карася, причем не самого крупного размера.

Но после того как супруга насадила вторую половинку червя, едва уместившуюся на крючок, произошла куда более серьезная поклевка.

Впрочем, как сказала потом Настя, поклевка как раз была посредственная – неуверенная и деликатная, даже карась клюет резче. Но по тому, как сильно изогнулось после подсечки удилище, мы сразу поняли, что на крючке явно не карась!

Сазан боролся за свою жизнь, а Настя боролась за то, чтобы жертвенный подвиг Анатолия Петровича не оказался напрасным. Супруга сдавала леску при знаменитых сазаньих рывках, а затем ловко возвращала ее на шпулю, неумолимо подтягивая сильную рыбину к берегу. В это время я стоял с подсачеком наготове, не обращая внимания на то, что в правый сапог льется холодная вода. Все внимание было приковано к бесновавшемуся желтобокому сазану, и вот, когда он проплывал над опущенной в воду сеткой подсачека, я ловко подхватил его и передал на берег, в руки победителю.

Искренняя радость на Настином лице, поздравления от меня и Лехи и, конечно же, обязательная фотосессия. Сазанчик попался некрупный – чуть больше килограмма. Но то, что это не карась, нас уже радовало несказанно! А затем Настя попросила меня опустить сазана в садок, и я понес рыбу к воде, крепко обхватив ее руками.

…До сих пор прокручиваю в голове этот трагический момент, разбирая до мельчайших подробностей свою оплошность. На самом деле, произошло все в долю секунды: когда я опускал сазана в садок, он трепыхнулся и выскочил у меня из рук. Затем крутнулся под ногами в воде, и, быстро сориентировавшись на местности, пулей рванул в спасительную глубину, раскачав прибрежные камышинки.

А я стоял, растерянно глядя вслед сбежавшему сазану, и, даже не оборачиваясь, спиной чувствовал, как сверлит меня взглядом Настя. Затем услышал ее тяжкий вздох, и, обернувшись, увидел, что супруга снова набивает кормушку кашей и насаживает на крючок свежих червей.

 - Лучше не вылазь на берег до тех пор, пока Настя не выловит нового сазана, осторожно предупредил меня Лёха.

Увы, несмотря на все старания, в ту рыбалку сазана мы больше не поймали. Но зато на память о беглеце у нас осталась фотография.

А значит, при следующей поимке мы обязательно узнаем его в лицо!..

Рейтинг истории3 оценки
Сергей АлояровЗаходил 3 месяца назад
больше 2 лет назад

в следующий раз набирайте побольше Анатолиев и все зазаны будут ваши)))

Сергей АлояровЗаходил 3 месяца назад
ответил на Сергей Алояровбольше 2 лет назад

не зазаны конечно, а сазаны )))

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
icon

Авторизуйтесь чтобы оценить историю.